Рубрикатор
Поиск:
Субфебрилитет

Субфебрилитет (лат. sub под, немного + febris лихорадка) — повышение температуры тела в пределах 37—37,9°, выявляемое постоянно или в какое-либо время суток на протяжении нескольких недель либо месяцев, иногда лет. Длительность существования С. отличает его от кратковременно наблюдаемой при острых заболеваниях субфебрильной лихорадки.

    Как и любая лихорадка, С. обусловлен перенастройкой процессов теплообразования и теплоотдачи в организме, что может быть вызвано первичным усилением обмена веществ либо дисфункцией центров терморегуляции или их раздражением пирогенными субстанциями инфекционной, аллергической или иной природы. При этом возрастание интенсивности обмена веществ в организме проявляется не только лихорадкой, но и усилением функции систем дыхания и кровообращения, в частности учащением пульса, пропорциональным повышению температуры тела.

    Клиническое значение С. в случаях, когда известны его причины, ограничивается тем, что выраженность С. отражает степень активности обусловливающего его заболевания. Однако С. часто имеет самостоятельное диагностическое значение, что особенно важно, когда он является практически единственным объективным симптомом еще не распознанной патологии, а объективные признаки болезни неспецифичны (жалобы на слабость, утомляемость, плохой аппетит и т.д.) или отсутствуют. В подобных случаях перед врачом стоит одна из наиболее сложных диагностических задач, т.к. круг заболеваний для дифференциальной диагностики достаточно велик и включает среди прочих прогностически тяжелые заболевания, обязательно требующие их исключения или как можно более ранней диагностики. Поэтому даже у кажущихся практически здоровыми молодых лиц недопустимо без должного обследования сразу ориентироваться на функциональную природу С. (расстройства терморегуляции) и ограничивать по этой причине объем необходимых диагностических обследований.

    При обследовании больного с неясным С. необходимо иметь в виду, что в его основе чаще лежит заболевание одной из следующих 5 групп: 1) хронические болезни инфекционной этиологии, в т.ч. туберкулез, бруцеллез, инфекционный эндокардит и другие формы хронического сепсиса (при ослабленной иммунореактивности), хронические тонзиллит, синусит (см. Придаточные пазухи носа), пиелонефрит, аднексит (см. Сальпингоофорит) и любая другая очаговая хроническая инфекция; 2) болезни с иммунопатологической (аллергической) основой, в т.ч. ревматизм, ревматоидный артрит и другие диффузные заболевания соединительной ткани, саркоидоз, васкулиты, постинфарктный синдром, язвенный неспецифический колит, лекарственная аллергия; 3) злокачественные новообразования, в частности аденокарцинома почки, злокачественные лимфомы, гепатома, лейкозы; 4) болезни эндокринной системы, особенно сопровождающиеся возрастанием интенсивности обмена веществ, прежде всего тиреотоксикоз, патологический климакс, феохромоцитома (см. Хромаффинома); 5) органические заболевания ц.н.с., в том числе в исходе черепно-мозговой травмы или нейроинфекции (особенно осложненные гипоталамическими синдромами), а также функциональные расстройства деятельности центров терморегуляции при неврозах и наблюдаемые иногда в течение нескольких месяцев после перенесенных тяжелых, в частности инфекционных (особенно вирусных), заболеваний. Связь С. с воздействием на температурный центр эндогенных пирогенных веществ отмечается только при заболеваниях, относящихся к первым трем из перечисленных групп патологии.

    Последовательность диагностических исследований при неясном С. определяется характером жалоб больного, данными анамнеза (перенесенное инфекционное заболевание, контакт с больным туберкулезом, отклонения в менструальном цикле и т.д.) и результатами первичного обследования больного, позволяющими предположить возможные причины субфебрилитета. Если появление С. четко связано с перенесенным острым заболеванием инфекционной этиологии, то в первую очередь исключают затяжное его течение или переход в хроническую форму (например, пневмонии) либо осложнение воспалительными процессами той же этиологии или вследствие вторичной бактериальной инфекции на фоне вирусной (в т.ч. обострение имевшихся очагов хронической инфекции). В случаях, когда между острым инфекционным заболеванием (например, ангиной) и появлением С. обнаруживается интервал в 2—3 нед., исключают ревматизм, васкулиты и другие заболевания, возникающие вследствие сенсибилизации организма инфекционными аллергенами или продуктами повреждения тканей в острой фазе инфекционного заболевания. Лишь после тщательного исключения связи С. с текущим инфекционным или аллергическим процессом можно предположить функциональное расстройство терморегуляции в результате перенесенного острого (обычно вирусного) заболевания, но и в этих случаях необходимо наблюдение за динамикой состояния больного в течение 6—12 мес., за которые С. такого генеза обычно исчезает.

    В тех случаях, когда анализ обстоятельств возникновения С. не дает оснований для предпочтения определенных направлений диагностики, обследование больного целесообразно провести по нескольким направлениям в последовательности, предполагающей постепенное ограничение числа дифференцируемых причин С. и возможность конкретизации плана обследования в зависимости от получаемых результатов. На первом этапе обследования необходимо убедиться в истинности С., определить его характер и исключить связь с лекарственной аллергией у больных, уже получающих без достаточных обоснований лекарственные средства, особенно антибиотики. Термометрию проводят проверенным градусником каждые 3 ч в течение 2 дней подряд на фоне отмены всех лекарственных средств. Если не исключена возможность симуляции (у истерических психопатов, призывников в армию и т.п.), о которой следует подумать в случаях, когда С., особенно высокий, не сочетается с учащением пульса, температуру измеряют в присутствии медперсонала. У лиц с лекарственной аллергией уже в первые 2 дня после отмены лекарственных средств С. в большинстве случаев значительно уменьшается или исчезает. По данным проведенной термометрии оценивают С. как низкий или высокий и определяют суточные колебания температуры тела с преимущественным ее повышением утром, днем или вечером, без связи или в связи с приемом пищи, физическою нагрузкой, эмоциями. Высокий С. возможен при системных инфекционных процессах (туберкулез, бактериальный эндокардит и др.), наличии гнойных очагов хронической инфекции, обострении диффузных заболеваний соединительной ткани, лимфопролиферативных заболеваниях (особенно при лимфогранулематозе), аденокарциноме почки, выраженном тиреотоксикозе. Суточные колебания температуры свыше 1° наиболее характерны для инфекционных процессов (особенно при максимальных значениях температуры в вечерние часы), но возможны и при других формах патологии, однако чем меньше диапазон суточных колебаний температуры, тем меньше вероятность инфекционной этиологии С. Следует учитывать также, что С., особенно высокий, обычно намного легче переносится больными с неинфекционной природой лихорадки, чем инфекционной, а С. при туберкулезе часто переносится легче, чем при неспецифических бактериальных инфекциях.

    Термометрию дополняют данными внимательного осмотра всего тела больного и подробного обследования, что может способствовать конкретизации дальнейших диагностических исследований. При осмотре кожи и слизистых оболочек могут быть обнаружены признаки анемии (при опухолях, септических состояниях), желтушность (при холангите, гемолитической анемии, некоторых опухолях), пигментация (при недостаточности надпочечников у больных туберкулезом), аллергическая сыпь, пурпура при васкулите, глоссит, хейлит и стоматит при кандидамикозе, изменения миндалин при обострении хронического тонзиллита, увеличение щитовидной железы и т.д. Необходимо тщательно пальпировать все группы лимфатических узлов, увеличение которых возможно при туберкулезе, саркоидозе, лимфогранулематозе и других вариантах злокачественной лимфомы, метастазах опухолей и т.д. Пальпация внутренних органов может дать основания к целенаправленному исключению аденокарциномы почки, пиелонефрита (увеличение почки, болезненность), болезней крови (увеличение селезенки), внутрибрюшных опухолей. При перкуссии легких особое внимание уделяют изменениям перкуторного звука над верхушками и корнями легких, выслушивание их проводят по сегментам и обязательно непосредственно над диафрагмой по всему ее периметру. При аускультации сердца имеют в виду возможность выявления признаков миокардита (приглушение сердечных тонов, нарушения ритма), эндокардита (появление сердечных шумов) и обязательно оценивают соответствие темпа сердечных сокращений высоте лихорадки. Особое внимание уделяют состоянию вегетативных функций и характеру выявляемых отклонений. Так, сочетание выраженной тахикардии, систолической артериальной гипертензии, обильной подмышечной потливости, тремора кистей (обычно теплых и влажных) даже при отсутствии глазных симптомов тиреотоксикоза обязывают его исключить (в крови исследуют концентрацию трийодтиронина и тироксина). Сходные симптомы при умеренной тахикардии, холодных кистях и стопах, выраженных кожных вазомоторных реакциях более характерны для нейрогенной вегетативной дисфункции и вегетативной дисфункции, развивающейся при патологическом климаксе. Диагностическое значение имеет и выявление сегментарной потливости, например ночной потливости затылочной части головы, шеи и верхней половины туловища (характерна для инфекционного процесса в легких, например хронической пневмонии), потливости поясничной области (при пиелонефрите), резкой потливости ладоней (при нейрогенной вегетативной дисфункции).

    Независимо от результатов первичного обследования больного во всех случаях проводят клинические анализы крови и мочи, рентгенографию грудной клетки, пробу Манту, электрокардиографию, а при появлении в связи с первичным обследованием какой-либо диагностической версии назначают соответствующие специальные исследования (урологическое, гинекологическое и т.д.), необходимость которых на этом этапе обследования может потребовать госпитализации больного. Если результаты проведенных исследований недостаточны для суждения о возможной природе С. даже в категориях общей патологии (является он инфекционным, аллергическим или иным), то следующий этап диагностики включает проведение амидопириновой (пирамидоновой) пробы, одновременное измерение температуры тела в обеих подмышечных впадинах и в прямой кишке (так называемая термометрия в трех точках), исследование в крови так называемых белков острой фазы воспаления (aи g-rлoбулины, С-реактивный протеин и др.). В условиях стационара лабораторные исследования крови могут быть значительно шире и включать так называемые ревматические пробы, исследование ферментов (например, альдолазы, щелочной фосфатазы), парапротеинов, фетопротеина, фракций Т- и В-лимфоцитов, титра антител к различным аллергенам и др.

    Амидопириновая проба основана на свойстве жаропонижающих средств, в частности амидопирина, подавлять влияние на температурный центр эндогенных пирогенных веществ, в то время как на лихорадку, обусловленную иными причинами (например, при тиреотоксикозе, нейрогенной вегетативной дисфункции), они не влияют. Проба проводится в течение 3 дней в условиях одинакового режима питания и физической активности. Температуру тела измеряют в течение дня каждый час с 6 до 18 ч, не используя в первый и третий дни никаких лекарственных средств, а в течение второго дня — на фоне приема 0,5% раствора амидопирина, который в 6 ч утра принимают в дозе 60 мл, а затем каждый час (одновременно с измерением температуры) по 20 мл (всего 300 мл или 1,5 г амидопирина в день). Исчезновение С. в день приема амидопирина (положительная проба) свидетельствует о наибольшей вероятности инфекционной этиологии лихорадки, хотя при этом не исключаются аденокарцинома почки, лимфогранулематоз и другие неинфекционные заболевания, при которых образуются эндогенные пирогены. Положительная амидопириновая проба при отсутствии диагностической версии требует привлечения к участию в диагностическом процессе разных специалистов, в т.ч. фтизиатра, инфекциониста, оториноларинголога, стоматолога, уролога, гинеколога, гематолога: нередко необходим их консилиум. При отрицательной амидопириновой пробе круг дифференцируемых заболеваний на этом этапе обследования ограничивают неинфекционной патологией, исключая прежде всего опухоли, тиреотоксикоз и аллергические заболевания.

    Заключение о связи С. с первичным расстройством терморегуляции обосновывается как исключением других его причин, так и наличием хотя бы 2 из следующих 5 признаков: заболевание или травма ц.н.с. в анамнезе: наличие других проявлений вегетативной дисфункции (особенно соответствующих гипоталамическому синдрому); связь повышения температуры тела с приемом пищи, физической и эмоциональной нагрузками; патологические результаты измерения температуры в трех точках — асимметрия в подмышечных впадинах (разница более 0,3°) и тенденция к подмышечноректальной изотермии (разница менее 0,5°); значительное уменьшение или исчезновение С. на фоне применения сибазона (диазепама, седуксена).

    Лечение собственно субфебрилитета (применение жаропонижающих средств) противопоказано. Во всех случаях проводится лечение только основного заболевания или лежащего в основе С. патологического процесса (например, воспаления). В случаях, когда С. обусловлен первичными расстройствами терморегуляции и представляется одним из ведущих проявлений вегетативной дисфункции, в комплексную терапию целесообразно включать воздушные ванны и водные закаливающие процедуры, начиная с применения воды комнатной температуры короткими (до 1 мин) сеансами (риск простуды у больных с С. повышен!), которые постепенно удлиняют и очень постепенно на (1—2° в нед.) снижают температуру воды. Больные должны одеваться так, чтобы исключить перегревание тела с появлением потливости при ходьбе и в транспорте. Одежда, особенно нижнее белье, по возможности не должна содержать синтетических материалов.

    Субфебрилитет у детей часто связан с функциональным несовершенством терморегуляции, выраженным тем больше, чем меньше возраст ребенка. Другой наиболее частой причиной С. у детей являются заболевания инфекционной этиологии, а у детей старшего возраста и у подростков возрастает вероятность и иных причин, свойственных С. у взрослых.

    Несовершенство терморегуляции у детей проявляется нередким повышением температуры тела после приема пищи у новорожденных, вследствие перегревания или двигательного возбуждения ребенка. Неинфекционными причинами С. у детей могут быть эксикоз, внутричерепное кровоизлияние, повышение внутричерепного давления, невропатия, гипервитаминоз D, вегетативно-сосудистая дистония, гипоталамический синдром, гиперфункция щитовидной железы (у детей старших возрастных групп).

    У новорожденных С. чаще возникает при гнойно-септических заболеваниях, врожденном токсоплазмозе и листериозе; у детей первых трех лет жизни — после любого перенесенного инфекционного заболевания, при воспалении мочевых путей, очаговой инфекции, например хроническом тонзиллите, отите, а также ранней туберкулезной интоксикации. У детей старше трех лет С. нередко появляется при очаговой инфекции в носоглотке, желчных мочевых путях, органах дыхания, при ранних формах туберкулеза, ревматизме.

    Дифференциальная диагностика инфекционного С. основывается на параллельном с измерением температуры тела определении частоты пульса (при инфекционном С. всегда имеется тахикардия), результатах амидопириновой пробы, оцениваемых так же, как у взрослых, наличии неврологических симптомов при функциональном субфебрилитете и симптомов органной патологии при инфекционном субфебрилитете.

    При поликлиническом наблюдении за ребенком выявление устойчивого С. на протяжении двух недель и более требует консультации педиатров-специалистов (оториноларинголога, невропатолога и др.), а в некоторых случаях и обследования в больнице.

    Субфебрилитет не является самостоятельным заболеванием. Поэтому педиатр поликлиники должен стремиться выяснить его причину и устранить ее. Нецелесообразно применение антибиотиков без доказательства инфекционной природы С. При функциональном С. назначают седативные средства, сбор успокоительных трав, рациональный режим дня.

 

    Библиогр.: Вейн А.М., Соловьева А.Д. и Колосова О.А. Вегето-сосудистая дистония, М., 1981; Мазурин А.В. и Воронцов И.М. Пропедевтика детских болезней, М., 1985.

Опрос

Принимаете ли Вы витамины?